Живой Камень

Игорь Липин

С тех пор прошло без малого двадцать лет. Я стараюсь не смотреть на себя в зеркало. Оттуда смотрит обрюзгшее неприятное пузатое существо. Водка, пиво, постоянная депрессия сделали меня таким. Говорят, что человек без мечты умирает. Я живой труп. У меня нет мечты. Я больше никогда не поднимусь в горы, никогда не почувствую опьянение высотой, не почувствую ни с чем не сравнимую радость покорения вершины. Да, именно покорения. Вершины покоряют, не смотря на их безмолвное, но яростное сопротивление… Всё это в прошлом… Один день, один миг, одно движение полностью изменили всё…

* * *

Утро в горах. Наша палатка, наполовину вкопана в снежный склон и ярко освещается утренним солнцем. На высоте утро наступает на несколько часов раньше, чем внизу в долине. Ярко-оранжевый шар быстро выползает из-за соседнего хребта, находящегося значительно ниже нас. Снег и близлежащие скалы залиты кроваво-красным диким цветом. Если эти цвета и сюрреалистический горный пейзаж переложить на живописное полотно, то ценители художественного искусства в один голос воскликнут - такого не бывает! Но это есть в природе и это существует.

Нам не до фантастических красот. Сегодня мы должны покорить Вершину. Это наша цель, к ней мы стремимся уже четвёртый день. Пот, застилающий глаза, свирепые лямки рюкзака врезающиеся в плечи, надсадный кашель, разрывающий лёгкие в сухом воздухе, насквозь мокрые ботинки- трикони *, тяжёлый ледоруб в трясущихся от усталости руках – все это плата за то, чтобы вступить на Вершину.
Зачем? Неизвестно…
Для альпиниста это самый глупый и самый неприятный вопрос, на который нет ответа.

* * *

С Костей мы ходим в одной связке уже не один год. Я, как более лёгкий и проворный, иду по отвесу первым. Мой друг, страхует меня внизу. Страховка очень важный и ответственный момент. В те времена не было новомодных амортизирующих динамических верёвок и поэтому, если я сорвусь, Костя должен плавно протравить верёвку и затормозить моё падение. Если он растеряется и неверно сделает это, то одними сломанными рёбрами я не отделаюсь…

Выхожу почти на полную длину верёвки. Скальный участок вот-вот закончится. Осталось пройти не более 5-6 метров. А, чёрт! Зеркало! Как некстати… Зеркало – небольшой участок гладкий отвесной скалы без трещин и выступов. Обойти нельзя – длины верёвки может не хватить.

Судорожно шарю в поисках зацепок. Есть одна! Подтягиваюсь чуть выше. Ещё чуть-чуть!
Ноги с мерзким скрежетом беспомощно скребут стальными гребнями триконей по камню. Опоры нет! Всё, завис «намертво»! Вверх никак. Вниз тоже. Если я сейчас сорвусь, то лететь мне около десяти метров. Некстати вспомнился небрежно забитый последний страховочный крюк. Он наверняка не выдержит, и тогда мой полёт увеличится в две раза.

В мозгу явственно вырисовалась картина – моё тело в свободном падении летит вдоль скалы, изредка ударяясь о выступы. Бурые брызги крови остаются на серых камнях. Потом я лежу на снегу и он медленно пропитывается моей кровью…

Меня передёрнуло. Холодный пот выступил на спине. Надо что-то делать. Долго провисеть на одной руке я не смогу. Нужно подтянуться, наверняка там, чуть выше, будут зацепки. Из последних сил напрягаю мышцы и пальцами свободной руки нащупываю выступ. Что это? Он шевелится под моей рукой…
Живой камень!
По всем правилам альпинизма я должен оставить этот камень в покое и осторожно обойти стороной. Если он полетит вниз, то может наделать не мало бед…

Положение безвыходное. Это мой конец. На судорожно согнутой руке я смогу провисеть не более трёх секунд. Столько времени мне осталось жить. Нет, возможно, я не разобьюсь насмерть, ведь бывают же чудеса! Но калекой останусь, наверняка…

Нет, нет! Только не это. Выход есть всегда! Сейчас я столкну вниз живой камень, на образовавшемся вместо него уступе легко подтянусь на двух руках и выйду наверх. Скала будет пройдена, а там до вершины рукой подать. Шансов, что камень попадёт именно в Костю, достаточно мало. Да и не новичок мой друг в горах, сможет от него увернуться… Если потом меня будут спрашивать про этот камень, то скажу, что он полетел случайно. Такое часто бывает… Всё, решено…

Громко кричу:- « Камееень!!!» и сталкиваю его. Надёжно повиснув на двух руках, смотрю вниз. Жужжа острыми гранями и звонко пощёлкивая от ударов о скалу, камень набирает скорость. Отчётливо вижу напряженное лицо Кости, наблюдающего за смертельным полётом. Прикованный к скале самостраховкой**, он практически беспомощен. Верёвка не даст в нужный момент уйти от смертельного снаряда.

Уф, кажется всё нормально…, кусок гранита, величиной с футбольный мяч, пролетает далеко в стороне…

Неожиданно, в последний момент, камень, ударившись об очередной выступ, резко изменяет направление. В утреннем безмолвии гор раздаётся страшный чавкающий звук... Чёрный камень вместе с оранжевой Костиной каской продолжают лететь вниз… Бледное лицо моего друга внезапно теряет свои человеческие очертания и становится каким-то размытым, неузнаваемым… Через секунду, оно всё сразу, окрашивается в ярко-алый цвет, превратясь в страшное и непонятное месиво…


Всё…., моего лучшего друга Кости больше нет…






Примечания автора:

*Трикони – стальные гребешкообразные зубья, которыми раньше оковывались альпинистские ботинки. В настоящее время не применяются.

** Самостраховка – короткий, 50-70 см. кусок верёвки, при помощи которого страхующий, для собственной безопасности, закрепляется на скале.

Голосование

Понравилось?
Проголосовало: 154 чел.

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт под своим логином или зарегистрируйтесь

Комментарии

Игорь Липин. Живой Камень

В ответ Нине. Позволю себе процитировать: "проводить параллель между героем произведения и личностью автора - есть признак низкой читательской культуры!"

Пётр.

Игорь Липин. Живой Камень

и это можно пережить - и это может служить предметом творческой амбиции? Сердце может и не разорваться (Тютчев),а цинизм - подлость.

нина.