Главная / Проза / Размышления / Пять ошибок поэта Лазарева

Пять ошибок поэта Лазарева

Николай Губин

Пять ошибок поэта Лазарева

Владимир Лазарев



Просматривая последний номер литературного альманаха «Терра Нова», я натолкнулся на интервью с известным поэтом Владимиром Лазаревым, недавно выпустившим в Нью - Йорке новый сборник стихов «На перетоке времен».
В конце интервью в ответ на просьбу журналиста рассказать историю написания слов к знаменитому маршу «Прощание славянки» поэт высказал любопытную гипотезу.
Цитирую:
…Я еще и библиофил, поскольку в «Альманахе Библиофила» был членом редколлегии, а одно время даже главным редактором. Мне показали первоначальные ноты этого марша в первом издании с рисунком на обложке. И я решил воссоздать текст в духе того времени, когда греческие города освобождались от османского ига, это 1912 год. Там были строки, которые в советское время не печатали:
Овевает нас Божие Слово,
Мы на этой земле не одни,
И за братьев, за веру Христову
Отдавали мы жизни свои.
Сейчас эти строки восстановили, и многие исполнители поют обновленный (точнее исходный) текст «Прощание славянки». История его чрезвычайно интересна.
Исследователь Василий Кириллович Степанов из Воронежа написал книгу «Неувядаемый марш». Он рассказал, что когда-то была песня, неизвестно кем сочиненная, ее корни уходят к 1904-1905 годам, когда шла русско-японская война. Там были такие строчки:
Ах, зачем нас забрили в солдаты...
Кстати, несмотря на бытующее мнение, марш “Прощание славянки“ во время Великой Отечественной войны был под запретом и не исполнялся. Это потом он прозвучал в фильме “Летят журавли“ в сцене прощания на вокзале. И с легкой руки создателей фильма “перекочевал“ в военные годы. Он звучит за кадром во время парада на Красной площади. Ничего этого не было. Марш “Прощание славянки“ обрел новую жизнь в годы первой послевоенной оттепели.
( конец цитаты)
Я с уважением отношусь и к популярному литературному альманаху, и к поэту-песеннику, написавшему слова к знаменитой песне Марка Фрадкина «Березы», но согласиться с непростительно ошибочными высказываниями в адрес музыкального произведения, вошедшего по анкете радиостанции «Маяк» в число музыкальных эмблем минувшего тысячелетия, не могу никоим образом. И дело здесь не столько в «чести мундира» (я – военный капельмейстер, как и Агапкин), сколько в социальной значимости песни для духовного возрождения Руси.

Первая ошибка поэта заключается в попытке дать музыковедческую характеристику маршу «Прощание славянки».
Цитирую:
…на мой взгляд, - это единственный минорный марш, что не характерно для маршей…
( конец цитаты)
Любой воспитанник венного оркестра, прочитав эти строки, немало удивится. А как же «Тоска по Родине»? «Степан Разин»? «Гибель Титаника»? Они же все – минорные! И на его вопрос военный капельмейстер обязательно ответит, что марши того времени главным образом писались именно в минорном ладу, и что агапкинская «Славянка» не исключение, и продолжает лучшие традиции русского военного марша.

Вторая ошибка не менее конфузна.
Цитирую:
…Исследователь Василий Кириллович Степанов из Воронежа написал книгу «Неувядаемый марш». Он рассказал, что когда-то была песня, неизвестно кем сочиненная…
( конец цитаты).
Ни в коей мере не ставя под сомнение право гражданина города Воронежа писать и издавать все, что ему вздумается, хочется пожелать поэту и библиофилу пользоваться более компетентными источниками. Например, диссертацией кандидата психологических наук Вадима Авдеева, тщательно изучившего не только историю создания знаменитого марша, но и его социальный феномен. На худой конец, обратиться к мнению непревзойденного знатока военного марша Михаила Тутунова, который, хитро улыбаясь, всегда указывал на интонационное родство главной партии увертюры Бетховена «Эгмонт» и первого колена марша «Прощание славянки».

Третья ошибка символична, в ней личное отношение поэта-песенника к судьбе музыкального первоисточника.
Цитирую:
…Мне показали первоначальные ноты этого марша в первом издании с рисунком на обложке. И я решил воссоздать текст в духе того времени, когда греческие города освобождались от османского ига, это 1912 год. Там были строки, которые в советское время не печатали:
Овевает нас Божие Слово,
Мы на этой земле не одни
И за братьев, за веру Христову
Отдавали мы жизни свои
(конец цитаты).
Вроде бы все правильно, и даже патриотично, но как-то непонятно, куда именно входило приведенное четверостишье, в первоисточник, или в воссозданный автором текст? Попробуем разобраться. Внимательное исследование показывает, что в варианте Владимира Лазарева приведенная поэтическая строфа попросту инородна. Судите сами, читатель.

Прощание славянки.
Муз. В Агапкина, стихи в Лазарева.

Наступает минута прощания,
Ты глядишь мне тревожно в глаза,
И ловлю я родное дыхание,
А вдали уже дышит гроза.
Дрогнул воздух туманный и синий,
И тревога коснулась висков,
И зовет нас на подвиг Россия,
Веет ветром от шага полков.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Прости-прощай, прости-прощай…

Летят-летят года,
Уходят во мглу поезда,
А в них — солдаты.
И в небе темном
Горит солдатская звезда.
А в них — солдаты.
И в небе темном
Горит солдатская звезда.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Прости-прощай, прости-прощай…

Лес да степь, да в степи полустанки.
Свет вечерней и новой зари -
Не забудь же прощанье Славянки,
Сокровенно в душе повтори!
Нет, не будет душа безучастна -
Справедливости светят огни…
За любовь, за великое братство
Отдавали мы жизни свои.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Не все из нас придут назад.

Летят-летят года,
А песня — ты с нами всегда:
Тебя мы помним,
И в небе темном,
Горит солдатская звезда.

Как ни рассматривай эти строки, не найти здесь ни веры Христовой, ни славянского братства, ни русского патриотизма, вдохновившего Василия Ивановича Агапкина.
Ну что же, на «нет» и суда нет.
Давайте обратимся к первоисточнику. Текст принадлежит поэту А Мингалеву.

Встань за веру, русская земля!

Много песен мы в сердце сложили,
Воспевая родные края,
Беззаветно тебя мы любили,
Святорусская наша земля.
Высоко ты главу поднимала,
Словно солнце, твой лик воссиял,
Но ты жертвою подлости стала
Тех, кто предал тебя и продал.

Припев:
И снова в поход Господь нас зовет.
Мы вновь встанем в строй
И все пойдем в священный бой.

Встань за Веру, Русская земля!

Ждут победы России Святые,
Отзовись православная рать!
Где Илья твой и где твой Добрыня?
Сыновей кличет Родина-мать.
Под хоругви встанем мы смело
Крестным ходом с молитвой пойдем,
За Российское правое дело
Кровь мы русскую честно прольем.

Припев.

Все мы - дети Великой Державы,
Все мы помним заветы отцов,
Ради знамени, чести и славы
Не щади ни себя, ни врагов,
Встань, Россия, из рабского плена,
Дух победы зовет, в бой пора!
Подними боевые знамена
Ради Веры, Любви и Добра.

Припев

Встань за веру, Русская земля!

Но и здесь приведенного В. Лазаревым четверостишья мы не находим. Зато находим четвертую ошибку поэта - опущенный Лазаревым смысловой рефрен:
« Встань за веру, Русская земля!»
Он удивительно точно ложится на мелодию вступления к маршу, которая является прямой цитатой все из той же музыки Бетховена к трагедии «Эгмонт».
Согласитесь, весьма существенное упущение для литератора, решившего «воссоздать текст в духе того времени».

Пятая ошибка – непростительно легкомысленный взгляд на подрывающие отечественный патриотизм сенсационно - ложные версии «о многострадальной судьбе запрещенного Сталиным марша». Никто и никогда не запрещал исполнение «Славянки» на парадах или в концертах. Утверждать такое можно только в расчете на некомпетентность и легковерие. Однако подобные вещи проверяются очень легко, - достаточно запросить в Подольском архиве Министерства Обороны соответствующий документ. Любой военный парад или другой воинский церемониал обязательно оформляется приказом, в котором указываются и время, и место, и конкретные исполнители. Репертуар же сводного военного оркестра утверждается отдельным приказом Главного военного дирижера, и продолжительность звучания каждого марша буквально рассчитывается по шагам и минутам.
Более того, ссылаясь на собственный опыт участия в параде на Красной площади в 1973 году, могу засвидетельствовать, что к участию в обеспечении столь ответственного мероприятия обязательно привлекали музыкантов, игравших на венном параде 1941 года. По свидетельству одного из них (фамилия, к сожалению, забылась, помню только, что в 1941 году он был воспитанником военного оркестра и играл на "альтушке") именно маршем «Прощание славянки» провожали уходящие на передовую парадные расчеты. На этом историческом параде сводным оркестром дирижировал военный интендант первого ранга Василий Иванович Агапкин, служивший капельмейстером в дивизии имени Ф.Дзержинского. В архивах МВД хранится его послужной список - вплоть до увольнения. Вышел он в отставку, имея рекордную выслугу в 61 год. О чем это свидетельствует? Да только о всенародной любви и высоком авторитете выдающегося музыканта.
На параде Победы в 1945 году оркестр В.И. Агапкина входил в состав сводного оркестра войск Московского гарнизона. И победное звучание «Славянки» слышал весь мир.
О каких запретах и преследованиях говорит поэт в своем интервью можно только гадать.
Сегодня марш снова воюет, и нет такого жанра в искусстве, где он не делал бы свое патриотическое дело. Как и прежде звучит он на военных парадах, им начинается и заканчивается военная служба российских воинов, его включают в концертные программы шоумэны и барды, его именем называют картины и кинофильмы, он является официальным гимном Тамбовской области.
Пройдет четыре года, и весь мир будет отмечать столетие русского военного марша «Прощание славянки». Говорю это без всякой натяжки, ибо со времен Первой мировой войны этот марш широко известен в Европе. Знают и любят «Славянку» и в странах антигитлеровской коалиции, и что уже совсем парадоксально, в побежденной Германии. Я проработал в Группе Советских Войск в Германии пять лет, и сам не раз исполнял этот бессмертный марш по просьбе немецкой публики «на бис».
Наконец, это - единственный марш, которому в России установлен самый настоящий памятник. Золотыми нотами на золотом нотном стане выбита на мраморе знаменитая мелодия, ставшая символом славянского патриотизма.
И каковой бы не была причина неуважения к "Славяночке" (так любовно называют марш в народе), будь то недопонимание социальной значимости или недостаточная осведомленность, такое действие в публичном выражении сразу приобретает антипатриотическую окраску.
Впрочем, из уютного кабинета, наверное, это не так уж и заметно...

Липецк
2008 г

Голосование

Понравилось?
Проголосовало: 12 чел.

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт под своим логином или зарегистрируйтесь