Главная / Школьные сочинения по литературе / Сочинение по произведению М. Ю. Лермонтова «Демон»

Сочинение по произведению М. Ю. Лермонтова «Демон»

В пещере Кисловодского парка, навек заключенный, сидит Демон, по образу, созданном Врубелем. Врубель создал этот образ для иллюстрации гениальной поэмы Михаила Юрьевича Лермонтова — "Демон". Лермонтов написал яркий образ благородной личности, которая не в силах противостоять Злу.Это не творец Зла, это его жертва, Романтик и поэт, Лермонтов влюблен был в Кавказ, повсюду носил с собою записную книжку, куда заносил свои впечатления о горах, людях, горские легенды. Поэт давно и долго вынашивал свою поэму, создал восемь её вариантов. Блестящие, никем не превзойденные описания природы Кавказа предстают перед нами:

И над вершинами Кавказа
Изгнанник рая пролетал:
Под ним Казбек, как грань алмаза,
Снегами вечными сиял,
И, глубоко внизу чернея,
Как трещина, жилище змея,
Вился излучистый Дарьял,
И Терек, прыгая, как львица
С косматой гривой на хребте,
Ревел, – и горный зверь, и птица,
Кружась в лазурной высоте,
Глаголу вод его внимали;...

И далее летел мятежный дух и другие картины вставали перед ним:

Красы живые расцвели:
Роскошной Грузии долины
Ковром раскинулись вдали;
Счастливый, пышный край земли!

Лермонтов описал современный ему Кавказ, отобразил быт и нравы горцев, но центральной фигурой его поэмы встает фигура Демона. Это не возгордившийся Люцифер, бросивший вызов Богу, желая власти -нет, это "печальный дух изгнанья." Давно прошли времена, когда:

"Тех дней, когда в жилище света
Блистал он, чистый херувим,
Когда бегущая комета
Улыбкой ласковой привета
Любила поменяться с ним,
Когда сквозь вечные туманы,
Познанья жадный, он следил
Кочующие караваны
В пространстве брошенных светил;
Когда он верил и любил,
Счастливый первенец творенья!
Не знал ни злобы, ни сомненья,
И не грозил уму его
Веков бесплодных ряд унылый…"

Теперь разочарованный, духовно опустошенный он летит над грозными, или прекрасными картинами природы, но «на челе его высоком не отразилось ничего»... « И всё, что пред собой он видел, он презирал, иль ненавидел». Образ Демона, духа зла интересовал многих художников и поэтов всего мира. Мильтон, Мур, Байрон — вот неполный перечень поэтов, которые в своих произведениях обращались к этому образу. В поэме Лермонтова слились образы Демона из горских поэм о Гуде — грозном духе гор, его собственные размышления и, может быть, что то от Люцифера западного образца. Он страстно ищет примирения с самим собой, перерождения души к Свету, и, думая, что любовь принесет ему освобождение, всюду ищет её.

И вот,
"И Демон видел… На мгновенье
Неизъяснимое волненье
В себе почувствовал он вдруг.
Немой души его пустыню
Наполнил благодатный звук —
И вновь постигнул он святыню
Любви, добра и красоты!..

...Он с новой грустью стал знаком;
В нем чувство вдруг заговорило
Родным когда-то языком.
То был ли признак возрожденья?
Он слов коварных искушенья
Найти в уме своем не мог…
Забыть? – забвенья не дал бог:
Да он и не взял бы забвенья!.."

Демон увидел Тамару.
О любви злого духа и чистой, романтической девушки написано много поэм, песен, стихов. Но все они кончаются трагически — вспомним Светлану Жуковского - «Твой труп сойди в могилу, а душу Бог помилуй!» На свадьбу с дочерью Гудала спешит «Властитель Синодала», молодой, пылкий жених. Но Демон его искусил — второпях жених не помолился святому:

"И вот часовня на дороге…
Тут с давних лет почиет в боге
Какой-то князь, теперь святой,
Убитый мстительной рукой.
С тех пор на праздник иль на битву,
Куда бы путник ни спешил,
Всегда усердную молитву
Он у часовни приносил;
И та молитва сберегала
От мусульманского кинжала."

В ночной темноте разгорелся бой и "бежали робкие грузины», а отважный князь, припав к шее скакуна мчится в ночной мрак:

"И кровь широкими струями
На чепраке его видна.
Скакун лихой, ты господина
Из боя вынес как стрела,
Но злая пуля осетина
Его во мраке догнала!"

На беззаботную семью, которая готовилась к свадьбе

"Как гром слетела божья кара!
Упала на постель свою,
Рыдает бедная Тамара;
Слеза катится за слезой,"

Сделав своё злое дело, устранив помеху на своём пути, Демон пытается утешить несчастную Тамару, он говорит, что её жених:

"Он далеко, он не узнает,
Не оценит тоски твоей;
Небесный свет теперь ласкает
Бесплотный взор его очей;
Он слышит райские напевы…"

Любви молодой девушки и нечистого духа посвящены многие произведения, такие, например как «Мать Иоанна от ангелов» Польского писателя Ярослава Ивашкевича, давно вошедшие в классику мировой литературы. Но нигде так проникновенно не описаны сцены обольщения девушки:

"К тебе я стану прилетать;
Гостить я буду до денницы
И на шелковые ресницы
Сны золотые навевать…»

Тамара и жаждет снова услышать этот чудный голос, и боится, что это бесовское наваждение:

"Все чувства в ней кипели вдруг;
Душа рвала свои оковы,
Огонь по жилам пробегал,
И этот голос чудно-новый,
Ей мнилось, всё еще звучал."

И Тамара поверила неземному голосу, потому, что :

"Пришлец туманный и немой,
Красой блистая неземной,
К ее склонился изголовью;
И взор его с такой любовью,
Так грустно на нее смотрел,
Как будто он об ней жалел.
То не был ангел небожитель,
Ее божественный хранитель:
Венец из радужных лучей
Не украшал его кудрей.
То не был ада дух ужасный,
Порочный мученик – о нет!
Он был похож на вечер ясный:
Ни день, ни ночь, – ни мрак, ни свет!"

Тамара стремится отгородиться от искушения в святой обители. Презрев многочисленных женихов, она пытается спрятаться в келье, где  «...власяницою смиренной, грудь молодую облекли...» Напрасны терзания плоти - власяница, своими  многочисленными кончиками жестких волос должна впиваться в кожу и отвлекать её от грешных мыслей. Но «...Всё беззаконною мечтой В ней сердце билося как прежде.» Тамара страдает и её страдания, её ночные стенания в душах запоздалых путников рождают священный ужас, рождают новые предания: 

"Тревожит путника вниманье;
И мыслит он: «То горный дух
Прикованный в пещере стонет!»

Лермонтов конечно слышал предания о Амиране, горского богоборца,заточенного в тпещере, заваленного громадой Казбека, поэт сам видел эти чудесные картины — развалины монастырей и заоблачных замков, он пересекал Крестовый перевал и взбирался на Гуд-гору, имя которой он дал отцу Тамары.И поэт находит проникновенные строки, когда описывает мучения Демона :

«Тоску любви, ее волненье
Постигнул Демон в первый раз;
Он хочет в страхе удалиться…
Его крыло не шевелится!
И, чудо! из померкших глаз
Слеза тяжелая катится…
Поныне возле кельи той
Насквозь прожженный виден камень
Слезою жаркою, как пламень,
Нечеловеческой слезой!..."

Демон входит, «любить готовый», но его встречает ангел-хранитель Тамары. Тяжкие упреки обрушиваются на демона и снова пробуждают в нем:

«...И вновь в душе его проснулся
Старинной ненависти яд.»

Не выдержав битвы со злым духом ангел-хранитель удаляется, оставив беззащитную Тамару полностью во власти Демона. Но Демон ещё верит в своё перерождение:

«О! выслушай – из сожаленья!
Меня добру и небесам
Ты возвратить могла бы словом.
Твоей любви святым покровом
Одетый, я предстал бы там,
Как новый ангел в блеске новом;»

Тамара молит злого духа - поклянись страшной клятвой, нерушимой клятвой:

"Нет! дай мне клятву роковую…
Скажи, – ты видишь: я тоскую;
Ты видишь женские мечты!...
...Клянися мне… от злых стяжаний
Отречься ныне дай обет.
Ужель ни клятв, ни обещаний
Ненарушимых больше нет?.."
И Лермонтов находит проникновенные, жгучие слова клятвы Демона Тамаре, который клянется всем, чем он только может:
«...Клянуся небом я и адом,
Земной святыней и тобой,...»
«...Хочу я с небом примириться,
Хочу любить, хочу молиться,
Хочу я веровать добру.
Слезой раскаянья сотру...»

Как и полагается демону искусителю, он обещает Тамаре царство над всем миром, отстраненность от земных мучений и страданий:

«Толпу духов моих служебных
Я приведу к твоим стопам;
Прислужниц легких и волшебных
Тебе, красавица, я дам;
И для тебя с звезды восточной
Сорву венец я золотой;»
Тамара верит ему, но Зло неистребимо:
«...Увы! злой дух торжествовал!
Смертельный яд его лобзанья
Мгновенно в грудь ее проник.
Мучительный, ужасный крик
Ночное возмутил молчанье.
В нем было всё: любовь, страданье,
Упрек с последнею мольбой
И безнадежное прощанье —
Прощанье с жизнью молодой.»

Злой дух торжествовал, но чес его торжества был недолог:

«...Один из ангелов святых
Летел на крыльях золотых,
И душу грешную от мира
Он нес в объятиях своих.»

Только теперь, за гранью земной жизни для Тамары полностью открылось лицо «бессмертного любовника Тамары» (Анна Ахматова).

«...Каким смотрел он злобным взглядом,
Как полон был смертельным ядом
Вражды, не знающей конца, —
И веяло могильным хладом
От неподвижного лица.»

Демон педъявляет претензии на грешную душу Тамары, но « благо Божьего решенья» открыло Тамаре двери рая:

«...Ценой жестокой искупила
Она сомнения свои…
Она страдала и любила —
И рай открылся для любви!»

По мнению Лермонтова искренняя, чистая любовь искупает все земные грехи. В своём произведении Лермонтов дает нам картины Кавказа, страданий и любви Тамары, и наконец, побежденного Демона:

«...И проклял Демон побежденный
Мечты безумные свои,...»

Голосование

Понравилось?
Проголосовало: 7 чел.

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт под своим логином или зарегистрируйтесь