Обречённость

Владимир Игнатьев

Кто-то замужем, кто-то женат, но дело даже уже не в этом. Дело в той привычке непроверенных мнений , когда человек не уверен, не знает точно, что будет понят, что не будет выглядеть неловко, что кто бы подсказал, делать ли, поступать ли так, как очень уж хотелось поступить, но всегда почему-то мельком, или, по крайней мере, попробовать поступить так.
Уверенности неизвестно, где набраться. Называют разные места, но надо пробовать. А так не получается. Что-то останавливает, потом и жалеешь, потому что от поступка жизнь могла бы обогатиться и разукраситься, а без него остаёшься с собой прежним, на том же месте, даже хуже. Да, кажется, хуже. Ещё и потому, что обидно. Говорили мне, да я и сама знаю, обижаться надо на себя. Но я не о том. Просто обидно. Обидно, что мы так несчастливо обкрадываем себя, ограничиваем, и что вдвойне обидно, никому ненужными и "равнодушными" устоями. Потому равнодушными, что до тех пор, пока ты несчастна в одиночку, другим нет дела до тебя, но как только ты сделаешь какой-то невяжущийся с обычной поступью шаг, всё, "руки по локоть". И вот интересно мне, не оттого ли, что и у многих: то же самое. Зависть ещё? Да шут с ней…
Сегодня я проснулась рано. Муж спал, ему на работу позже. А у меня в этот день предполагалось уйма дел. Но последнее время стала ловить себя на мысли, не потому встаю раньше других моих домочадцев, что иногда много работы. Я стала о чём-то задумываться в эту предрассветную, никем нетронутую тишину. О чём? Трудно сказать. Дискомфорта по поводу моей судьбы у меня нет. Мы очень дружно живём с мужем и любовь у нас ровная и красивая, понимаем друг друга. Может, что-то и остаётся в других уголках души или смутных тайниках, но это, думаю, нормально. Человек же не прост. У нас замечательные дети, мальчик и девочка, милые и любимые.
Но что же сейчас и последнее время утром? Я не размышляю о каком-то конкретном вопросе. Это, по-моему, больше просто чувство. Да, чувство. Я скучаю… Я не скучаю как зеваю, мне всегда есть чем с собой заняться. С людьми я тоже проста в общении и не тягощусь ими, не замечала, чтобы тяготились и мной. Я не скучаю от безделья и пустоты. Но мне стало где-то тесно. Мне стало одиноко без кого-то ещё, и это не именно один какой-то человек, хотя, им может быть и мужчина, разве не должен женщину интересовать мужчина, ведь все мы интересуемся разными качествами разных людей. Не так ли? Но даже не в мужчине, опять же, дело. Просто, наверное, в тоске, к чему-то льнёшь, прижимаешься к кому-то, к мужу, к давнему знакомому, но именно родному, нежному, понимающему: он тебя любит.
И так плыву утром по своему чувству и встречаю на пути вполне определённые мысли. Но я всё время не додумываю, останавливаюсь на полпути своих утренних путешествий… потому что уже некогда, уже тороплюсь, уже побежала: «Пока, мои дорогие, целую, до вечера».
Ладно, собрались, что-то в сторону, дел много, всё попорядку.
День до обеда складывается удачно, никаких особых накладок. Мне нравится работать с людьми, и в моём коллективе, им тоже со мной нравится, они этого не скрывают. Поэтому, конечно, всё протекает более менее гладко.
К обеду остановились в своих поездках около «Магнита» и надо было кое-что купить, заодно посмотреть цены по просьбе знакомого.
В магазине я ходила неспеша. Пока выбирала и смотрела, несколько раз столкнулась с одним мужчиной, который, по-моему, тоже особенно не торопился, но, подумалось, что он многое делает просто ровно. Мысль мне показалась интересной, поэтому я решила обратить на этого человека побольше внимания. И если сказать проще, он мне понравился. Во-первых, вот эта передающаяся ровность. Во-вторых, он аккуратно одет и у него очень чистые ботинки. Но тут нюанс. Чистая обувь, понятно, приятно. Нюанс же в том, что это не только просто опрятность, но это важно – обувь. Тут я слегка подзапуталась, но поняла, потому что сама также отношусь к красивой и чистой обуви. Я много хожу, люблю вообще ходить. И вот она, банальная мысль: мы передвигаемся ногами, мы ходим ими по Земле, они носят нас, эти "столбы мраморные", как сказал библейский мудрец. И как завораживает лёгкая и красивая походка, и да, тут и обувь. А вот у него к этому было добавлено что-то ещё. Да всё это во-первых и во-вторых, и я бы забыла об этих мыслях позже. Мало ли что подумалось, мало ли кто понравился. Но вот другое. Как только махнула на всё рукой, меня вдруг резко захлестнуло то утреннее чувство. Я уже стояла у кассы, он уже расплатился. У него зазвонил телефон, очень своеобразной мелодией, будто устремляется кто-то. И в эти мгновения я что-то уж очень долго жила. Как мне стало одиноко, я разрыдалась бы тут же, я не понимала, что происходит! Но я ясно осознавала, почему. Мне был нужен этот человек, очень нужен, ни как муж, ни как любовник, ни как знакомый… Да что я стала перебирать какими-то стандартными понятиями, что за названия с неотъемлемым хвостом, который все мы вырастили, и что я будто оправдываюсь перед кем-то. Да вон это всё!
Зачем он был мне нужен? Господи, зачем? Почему такое чувство? Ведь я ничего не выясню, я же не подойду, да и зачем, что сказать, а вдруг просто фантазия, и что потом? Но почему опять страхи и опять неуверенность? Почему они, а не что-то другое, что хоть как-то помогло. И уже немного прийдя в себя, перед кассой, сейчас расплачиваться, на мгновение, ярко, с сильной болью: «Да, мы никогда не встретимся, мы всё перевернули и сами пользуемся этим с отвращением, мы утеряли важное: сердце и простота». Я ясно поняла, он мне нужен, он бы меня обогатил, и я бы его обогатила, мы, вообще, друг друга – люди. И стоят два человека у одной кассы, но никто не перешагнёт… да знаем ли мы, что такое пропасть? Господи! Это обречённость: этого не будет, вы останетесь бедными, потому что одни… Он посмотрел на меня, когда говорил по телефону, потому что я усиленно сокращала эту пропасть. Но что я могла?..
Из магазина мы вышли в разное время. Я стояла у машины и старалась сказать о ценах моему знакомому. Тот мужчина открыл свою машину и очень прямо и открыто посмотрел на меня. А в пространстве было отчётливо всеми нами зафиксировано: этого не будет. Я вдохнула сего тяжёлого воздуха, к горлу подступил ком, я села в машину, и в первый раз "осмелев" так, заплакала. Разъезжавшиеся машины уже никак не могли сделать больше эту и так огромную пропасть.






21.04.2007г.
В.

Голосование

Понравилось?
Проголосовало: 1 чел.

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт под своим логином или зарегистрируйтесь