Главная / Владимир Игнатьев / Любовь к растениям

Любовь к растениям

Владимир Игнатьев

Несомненно, сильный дух сможет преодолеть всё, – все заблуждения, потому что заблуждения придуманы более слабым. Несомненно, более всего заблуждений у человека о любви, о любви между мужчиной и женщиной, заблуждений в религии, потому что и там от нашего понимания любви многое кувырком, о любви к Родине, к брату, свату и так далее. Много всего, всё это разнится сильно и не очень, но сходится в одной точке: человек. Как он любит и что называет любовью. Только-то.
Отношения завязались стремительно. Вероятно, им суждено было перерасти во что-то более существенное и продолжительное. Таковым было их обоюдное чувство, внушающее уверенность и приносящее радость. Яркость новых, неведомых точек соприкосновения разнообразных сторон каждого, делало время еле заметным. Но оно не исчезало совсем, и время проявило себя вновь, как только всё более менее поутихло. Почему поутихло и должно ли было поутихнуть, неизвестно. Но всё то же время мудро указует: «Утихает». «Утихает, и всё!» – безо всяких распылений на размышления о частностях.
После ярких точек соприкосновения начались соприкосновения не очень яркими. И их друг у друга оказалось не меньше. И производили они больше столкновение. Потому ли, что что-то поутихло, или поутихло, потому что много неярких, тоже неизвестно. Но более явно причиной выступает всё же представление каждого о любви. И именно тут сгруппировалось больше всего разногласий. Необоснованных, мелких, ничтожных порой, глупых, подогреваемых страхом и подогреваемых ревностью, и как оба участника потом себе и признались, к любви никакого отношения не имеющих.
Честное признание – почти подвиг. Но что дальше? Чем друг в друге и друг для друга всё это преодолеть и переделать? Преодолеть ради чего и переделать на что? А время выявило крайнюю усталость друг от друга, усталость свела на нет все поиски других точек соприкосновения, из которых исчезли и те, что были в начале. А, может, их и не было? Этот вопрос тоже имел место. Но менее всего такой: так что же я называю любовью? Следующий, понятный обоим ответ, дали раньше времени: расходимся. И разошлись.
Религия занимает важное место в жизни. По крайней мере в моей. Религия учит, понявшие её поучают. Последних – тьма, а значит чаяния свои нужно отправить к самому высокому. И, конечно же, места для любви тут побольше, чем среди людей. А то, что и тут опять чего-то ждёшь, ничего. И любишь, и ждёшь, так ведь? Прощения, терпения, участия, сочувствия, понимания, сил, помощи, озарения, может. Да, и любви немного, Господи! Как плохо нам без любви! Но Ты, Боже наш, любишь всех, на всех Твоё благословение, на нас, немощных и убогих. Дай нам любви Твоей…
О Боже! Человек, который день и век, не просит умения любить, не просит умения понять: люблю! И всё его понимание "стало таким ужасающе личным", что всякое слово о любви из уст его, к любви имеет странное отношение: чиркнуть по сердцу! Хотя и от души…
Тех двоих, что разошлись, время повело каждого своей дорогой, успокоило немного их огрубевшие сердца, освободило от боли. О нём известно лишь то, что он уехал из этих мест. А о ней чуть больше.
В жизни она – очень хорошая хозяйка, у неё дома всегда чисто и прибрано. И в нём много самых разных цветов, поэтому нельзя сказать, что в нём очень-то уж светло. Но, кажется, в её доме светло от того, что все эти, маленькие и большие, в разнообразных и красочных горшочках, живущие в своём мирке и в нашем, растения, любимы ею. Любимы ею нежно и трепетно, безо всякого ожидания, представления и требования. Она просто их любит.

20. 04. 2008г.

Голосование

Понравилось?
Проголосовало: 1 чел.

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт под своим логином или зарегистрируйтесь