Одиночество

Владимир Игнатьев

Летом что-то уж очень много дел, ими я и занимался. Зазвонил телефон, и… пришлось всё отложить не только на время разговора. Звонил Александр, мы вместе работаем, и обзвонил он уже многих, и что надо съездить за другом, у него что-то с ногой, и что ехать, я понял, мне. «Съезжу»,– и побежал под душ.
Это была уже третья поездка в Липецк и чуть дальше в течение пяти дней.
Друг толком ничего не объяснил, что с ногой, говорил Александр, сказал только, что сам добраться не сможет. И мы поехали.
Анатолия, как звали друга, немного «несло», как сейчас говорят, и он оказался на станции Казинка, что под Липецком, в сторону Грязей, с двумя давними подругами. Отдыхал. Хороший человек, но как будто что-то не найдёт. Не даётся что-то в жизни. Да у него ли одного?
В дороге перезванивались, где находимся и как проехать. Он Александру дал сотовый телефон одной из подруг, так как его уже давно сел, что говорит не об однодневном пребывании в гостях.
Заехали в Казинки, и чтобы уточнить, где находится дом, позвонили по телефону. Трубку подняла Галя, она сразу представилась. Я сказал, что мне бы поговорить с Анатолием, насчёт уточнения местоположения, но она объяснила сама и добавила: «Ну что, чай уже ставить?» Я ответил: «Обязательно!»
Мы подъехали к дому, нас вышел встречать сам Анатолий. Умытый, побритый, с приятным запахом, но хромой. Я его давно знаю, по-дружески поздоровались, и пошли в дом.
Познакомились с двумя хозяйками, со Светланой и Галиной. С юмором у нас хорошо, разрядили атмосферу знакомства, и нас усадили за стол. Я проголодался и потому стесняться не стал. Пошутили и ещё, так как особенно-то не о чём было говорить. Нам всем троим уезжать, какой толк в более углубленной беседе. Но сразу стало видно, им не хотелось нас отпускать, хотя бы так быстро. Светлане тем более не хотелось расставаться с Анатолием, и она уже хмурилась, начала говорить, что уедет на днях за границу, и уже надо хоть чем-то задеть его. Вот даже надавливанием на неблизкие расстояния, вплоть до непреодолимых. А они были непреодолимыми. Это тоже было видно. Галина предлагала то чай, то кофе, но всё не выпить, тем более такие разные напитки, хотя я выпил и чай друга. Жажда.
Анатолий со Светой начали перегибать в сторону «семейной сцены», и я поспешил на выход, сказав, что им своё расставание надо решить наедине. Галя пошла нас проводить, и показалось, что её будто застали врасплох, так она была растеряна. Как-то это стало для меня неожиданностью, и я уже смотрел внимательнее, для чего понадобилось сердце. Как ей не хотелось, чтобы мы уезжали! Но кто мы друг другу? Едва знакомые. Я говорил вежливое «спасибо» за гостеприимство. А в ней… в ней начало сквозить из всей её сути: «Ребята, ну приезжайте, когда-нибудь, приезжайте, что вам не приехать, пожалуйста!» Какая она была в этот момент одинокая, и всколыхнулось почему-то в ней столько одиночества… Почему? А какая разница, почему?
Очень нелегко было смотреть, хотя я и избегал встретиться глазами. А вот сейчас это настигло меня, когда всматривался в другого, тоже чем-то одинокого человека. Всматривался, но ничего увидеть не смог. Кроме только того, что им всем нужен был вот этот взгляд сердца, и немного, может, побыть с ним.
Да, какая разница, почему? Это было: две очень одинокие подруги.

12. 08. 2007г.

Голосование

Понравилось?
Проголосовало: 0 чел.

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт под своим логином или зарегистрируйтесь