Главная / Круг семьи / Тапочки, пчелы и волшебство / 2. Колобок и Веселый Роджер

2. Колобок и Веселый Роджер

Наталья Алмаева

-Ура! Каникулы! – закричала моя старшая дочка с порога и швырнула в угол портфель. Портфель отряхнулся, подскочил, и понесся по коридору в детскую, едва не сбив с ног Машу, выскочившую на голос старшей сестры. На Маше были широкие штаны, подранная тельняшка и красная «пиратская» косынка с ухмыляющимся черепом. После просмотра «Пиратов Карибского моря» младшенькая увлеклась пиратами, и квартира превратилась в филиал Ямайки XVII века. Все стены детской были увешаны картами, на которых были указаны крестиками места хранения несметных сокровищ. Для особой секретности крестики переползали с места на место.  На двери трепетал черный флаг с оскалившимся Веселым Роджером, морские бризы так и норовили сорвать тюлевые занавески.
Взвыв и оскалившись по-пиратски, Маша пригрозила наглому портфелю пластмассовой саблей. (Обзаводится настоящей саблей я ей настрого запретила, под угрозой полной ликвидации пиратской вольницы).
За обедом Настя возбужденно тараторила с набитым ртом:
- В этом году нам задали задание на лето! По практической магии! Задание выдавали в закрытых конвертах. Ой, как интересно, что там!

Практическая магия – любимый Настин предмет, по нему у нее всегда пятерки, в отличие от математики, к большому папиному огорчению. Он все-таки считает все магические предметы несколько эфемерными, а вот математика – это да, царица наук, там все логично и предсказуемо.

Не доев второе, Настя подскочила и помчалась в детскую, чтобы достать заветный конверт.
-АААААААА! – раздался Настин вопль -  Уберите от меня эту гадость, она меня укусила!
Я кинулась в детскую. Посреди комнаты стояла Настя и яростно трясла рукой, а на указательном пальце висело что-то черное. При ближайшем рассмотрении оказалось, что это черный кружок с нарисованным оскаленным черепом, зубы которого и впились в Настин палец. Впрочем, больше было крика, чем боли – зубы черепа были картонные, и на пальце не осталось ни царапины.

Кипя от возмущения, старшая кинулась на кухню. Маленькая пиратка предусмотрительно заняла выгодную оборонительную позицию под столом, загородившись табуретом.
- А чего твой портфель все время пихается? Я ему за это черную метку прилепила, чтобы не пихался!
- А вдруг твой мерзкий череп заразный? Может, мне теперь 40 уколов от бешенства придется делать?!

Когда конфликт был улажен, обед доеден, наконец-то был принесен пресловутый конверт. («Вот теперь сама, Маша, иди и неси мой портфель. Вдруг ты еще какую-то гадость туда напихала»).

На конверте переливался разными оттенками пламени герб Магической Гимназии. Коснувшись печати волшебной палочкой, Настя достала сложенный вчетверо листок с заданием. Развернув его, она громко прочла «Ко-ло-бок» и обескуражено остановилась.
- Ха-ха-ха! – развеселилась Маша. - Колобок! Настя будет лепить колобка, как малюточка! Детский садик «Лопушок»! А Курочку Рябу тебе не задали?

Настя расстроилась и пошла звонить одноклассникам, чтобы выяснить, какие задания выдали им. «Действительно, ясли-сад!»- возмущалась она. «Ну почему Наташе задали делать Чебурашку, Нине – Чипполино, даже Денису – Буратино, а мне такого малышевского персонажа? Что я, хуже всех, что ли?»

Но задание на поверку оказалось не таким уж и простым. Во-первых, нужно было сделать колобка именно из теста, испечь его по всем правилам. Во-вторых, колобок должен был катится (именно катится, а не лететь или скакать) по определенному маршруту. И, в-третьих,  он должен был безошибочно исполнять свою знаменитую песенку.

«А представь, тебе достался бы Буратино» - утешал Настю вечером папа – «тогда пришлось бы выстругивать его из бревна».

На следующий день мы достали кулинарные книги и первоисточник – книжку «Колобок».

- Я по коробу метен, по сусеку скребен, на сметане мешён, на масле пряжён, на окошке стужен.... А пряжен это как?
– Это значит, пожарен в большом количестве масла.
- Так... А по сусекам скрести обязательно? Где мы эти короба и сусеки возьмем? Ну что за задание! – возмущалась Настя.
- Хм... Ну думаю, по сусекам не обязательно... Просто купим муки в обычном пакете.

Поначалу тесто получалось совершенно не магическим. Маша с энтузиазмом помогала сестре, катала колобков, старательно лепила им выпученные глаза и толстогубые улыбки. Но получались вполне обычные пончики.

- А мне нравится это задание, - задумчиво сказал папа, съедая очередного колобка. (Я редко пеку, опасаясь за фигуру, а муж большой любитель выпечки), – уж куда лучше, чем если бы задали Чиполлино – столько лука я бы не съел.

Колобки стали у нас дежурным блюдом, и я уже с опасением посматривала на весы – взвешиваться было страшновато. Но в пятницу, когда муж, сидя на кресле перед телевизором, поднес ко рту очередного колобка – тот внезапно дернулся, и Роман от неожиданности подскочил, выронив злополучное хлебобулочное изделие на пол.

Колобок сделал несколько кругов по комнате, и остановился. Как Настя ни старалась, он больше не двинулся с места.

- Я, наверное, вообще больше никогда не смогу булочки есть... - несколько нервно сказал отец семейства и передернул плечами. - Впрочем, все равно худеть надо, добавил он, поглаживая слегка округлившийся живот.

После этого случая мы уже опасались есть колобков. Да и как их есть, если колобки дергались, прыгали а иногда даже пищали что-то невразумительное тоненькими голосками?

После того, как удалось получить колобка, который плавно катился из кухни по коридору в детскую и обратно, возникла новая проблема. Колобки очень быстро черствели, собирали по дороге всю пыль и грязь (Ну откуда столько пыли? Пылесосим ведь каждый день!) и приобретали крайне непрезентабельный вид.
- Да, вряд ли кто-то захочет съесть такого колобка, даже и зверь – глубокомысленно сказала Маша, брезгливо потыкав в пыльный комок кончиком сабли.
- Наверное, все же надо по сусекам скрести - уныло сказала Настя. О сусеках у всех было довольно-таки смутное представление, и поэтому решили, что подойдет какой-нибудь деревянный ящик.
Вздохнув, Маша согласилась пожертвовать одним из своих пиратских сундуков.

Видимо, сусеки действительно были важной составляющей рецепта, потому что новый Колобок, выпеченный из муки, тщательно выскребленой из Машиного сундука, получился прямо как в сказке. Не успев толком остыть на подоконнике, он соскочил на пол, едва не сбив цветочный горшок, и бодро покатился по коридору. Он катался целый день, оставаясь все таким же пышным и румяным, и на круглых его боках (или щеках?) не было ни одной пылинки.

- Здорово! – радовалась Настя, - эх, теперь бы еще запел… Ну Колобочек, ну миленький, спой!
Но Колобок упорно молчал. Дети до хрипоты пели ему «Песенку Колобка», но безрезультатно.
- Немой, наверное… Завтра еще одного слеплю, - сказала дочка.
Ночью мы были разбужены хриплым ревом:
- Йо-хо-хо и бутылка рома! – орал Колобок сидя на пиратском сундуке в Машиной пиратской косынке.
- А может, и лучше, если бы Чипполино был, - задумчиво сказал муж, после того как нам удалось-таки запихать разбуянившегося Колобка в сундук.
Пчела, живущая в трехлитровом баллоне на столе (та самая, которая осталась после неудачного эксперимента с Вини-Пухом) укоризненно покачала головкой и продолжила вязать крошечные носочки при свете ночника. У нее была бессонница.

- А чего, собственно, было ожидать, если скребли по пиратскому сундуку? – сказала Настя за завтраком, - хорошо еще, хоть Маша у нас вампирами не увлекается, а то что было бы, если бы мы по гробику скребли? Колобок бы тогда нас всех перекусал.

- Вампирами…, - задумчиво протянула Маша, - а это мысль…
- Ну уж нет, вампиров я не потерплю, - решительно сказала я. – Где сусеки доставать, я не знаю. Будем перевоспитывать вашего пирата.

Но Пират-колобок перевоспитываться не желал. Мало того, что он катался у всех под ногами, так еще и внезапно орал диким голосом «Йо-хо-хо».  Единственным результатом наших усилий было то, что он значительно расширил репертуар и иногда исполнял очень задушевные морские баллады.  Пчела подпевала ему тоненьким голоском и смахивала слезинки с пушистых ресниц. Маша, впрочем, была довольна – теперь ей было с кем играть в пиратов. Как весело было вместе с Колобком искать под диваном сокровища или брать на абордаж Настину кровать.

Тем временем наступил август, неумолимо надвигался учебный год. Новые колобки получались неудачными, хотя мы пытались выскребать муку из самых разнообразных емкостей.  И вот в один из вечеров папа задержался с работы. Мы уже начали волноваться, но он пришел с каким-то таинственным ящиком в руках.
Когда ящик был распакован, дети подняли радостный визг – в ящике оказалась клетка с кроликом.
- Я вот что подумал – в сказке-то колобок пел первый раз при встрече с зайцем. Зайца я не нашел, но вот попробуем с кроликом.

В нетерпении мы понесли клетку с кроликом в детскую, где обитал Колобок.

Колобок в это время катался кругами по комнате. Мы поставили клетку посредине ковра. «Йо-хо-хо» - завопил было Колобок, но наткнулся на клетку…

И вдруг…
- Я колобок, колобок,
Я от бабушки ушел
я от дедушки ушел… - запел он приятным баритоном…

-Ура- закричали дети шепотом, боясь спугнуть певца.
- И от тебя, заяц, сто чертей тебе в глотку и якорь в печень, уйду! – внезапно проорал Колобок и запрыгнул на сундук.

Но это были уже мелочи. За неделю упорных тренировок удалось добиться нужного результата.

Первого сентября Настя понесла Колобка в школу. Для сдачи проекта в актовом зале были развернуты магические декорации с избушкой, дорожкой и зверями. Колобок благополучно прошел полосу препятствий, спел для каждого зверя полагающуюся песню, и только когда очередь дошла до лисы, внезапно гаркнул свое коронное «Йо-хо-хо» так, что лиса тут же дематериализовалась. Впрочем, это ничуть не испортило впечатления приемной комиссии, и Настя получила заветную пятерку.

Дома Колобок был награжден новой косынкой, и мы все вместе на радостях спели старинную пиратскую песню «Пятнадцать человек на сундук мертвеца».




Голосование

Понравилось?
Проголосовало: 1 чел.

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт под своим логином или зарегистрируйтесь