Главная / Кинотеатр / Рецензии / Религия как наслаждение Бога

Религия как наслаждение Бога

Дмитрий Ольшанский

Untitled Document

Рецензия на фильм «Остров» Павла Лунгина

 

Наш Бог в себе един, чтоб этим насладиться,

Ты должен вместе с Ним в Него же и вселиться

– Ангелус Силезиус. Как насладиться Богом

 

История человека от преступления к покаянию является основной темой русской классики, вариации на которую являются неким беспроигрышным и одновременно довольно рискованным ходом, который и совершает фильм Павла Лунгина «Остров». Он принимает ту ответственность перед традицией, которая устами Достоевского и Толстого задавалась вопросами о внутренних мотивах, приводящих человека к богу, о раскаянии за вину как основе всякой религии, об истиной вере, которая мало что общего имеет с соблюдение церковных ритуалов, и сполна оправдывает эти ожидания. Совершающий чудеса старец, юродивый, который «книг учёных не читал» и посылает на дощатом кораблике «прошение царю небесному», – вполне созвучен героям классической литературы.

Основную душевную проблему отца Анатолия следовало бы искать в его идентификации с агрессором: нацист некогда заставил его выполнить свою волю и застрелить капитала Тихона, так и сам отец Анатолий – усвоив этот сценарий – заставляет других людей подчиняться своей воле. Однажды сам оказавшись на месте объекта, отец Анатолий попадает в зависимость от этой краеугольной фантазии о наслаждении другого, делается его насладником . Как велико было то наслаждение нациста, как избыточно оказалось оно в глазах отца Анатолия, что оно по прошествии многих лет так сильно манит его, внушает ему такую зависть и отец Анатолий хочет получить хоть малую толику, подобие того наслаждения, которое имел немецкий офицер. И отныне он сам ставит себя на место господина, которому другие – лишённые субъективности – отданы в подчинение. Поэтому он вообще не задаётся вопросом о желании другого, а подчиняет и властвует, программируя молодую девушку на то, что, её «и так никто за муж не возьмёт, вон на роду написано», или принуждает вдову, тридцать лет ждавшей мужа, поверить в его выдуманные реконструкции и отправиться во Францию к своему якобы выжившему супругу: «Что смотришь – исполняй… Если мужа любишь – исполняй предначертанное», – приказывает он, как бы вторя фашистскому « Du ist! » .

Тот же самый сценарий наслаждения мы видим в диалоге с молодой девушкой, намеревающейся сделать аборт. Отец Анатолий говорит, что сам совершил убийство и одно это даёт ему право вершить её судьбу, является достаточным основанием для того, чтобы занимать место господина и внушать ей свою волю. Как и нацист из его прошлого, он стремится отнять у другого самую большую его ценность, ту ценность, которую для него самого составляла жизнь друга, для матери составляет её хромой сын, для страдающего ревматизмом – матрас и мягкие сапоги, – всякий раз верша свою волю безапеляционно и с полным небрежением по отношению к другому человеку. Другие люди для него суть только объекты наслаждения, которыми он может манипулировать, как заблагорассудится: или заставить продать всё имущество и отправить во Францию или травить угарным газом или разлучать ребёнка с матерью – он практикует разнообразные и всё более изощрённые способы утверждения своей абсолютной власти в попытке реконструировать сцену убийства Тихона, столь травматично-насыщенную для отца Анатолия. Место нациста, наслаждающегося господина – именно в зависти к нему пребывает отец Анатолий, проецируя эту зависть на неких воображаемых «завистников» – становится объектом его притязаний, именно борьбу за него он ведёт с другими людьми.

Чувство вины его происходит из зависти к господу богу, который в представлении отца Анатолия всегда выступает абсолютным господином, субъектом наивысшего наслаждения, – богом, дарующим смерть. Следовательно вина необходима ему, потому что она поддерживает от распада его душевную структуру, он «носит её с собой, ни на минуту не отпуская» потому, что только будучи греховен, он может быть признан богом. Только винясь в своих грехах, он может вновь занять пассивную позицию по отношению к наслаждению другого, которым в данном случае оказывается не нацистский офицер, а господь бог. Подобно отшельникам, собственную жизнь отец Анатолий жертвует богу, посвящает её обслуживанию наслаждения бога. Оставаться объектом его наслаждения – такова жизненная задача, которую реализует отец Анатолий.

Быть может, главным героем фильма, к которому обращены все реплики, имя которого произносится чаще всего, является сам господь бог. Бог явленный в трёх ипостасях, трёх дискурсах, трёх представлениях: бог Филарета, бог Иова и бог Анатолия, – не даром все сцена молитв строятся на противопоставлении трёх этих персонажей. Отец Иов задаётся вопросом о желании бога – почему он не принимает его жертву? – у его бога есть загадка, принципиально неразрешимая загадка его желания: бог волен принять одного и отторгнуть другого, руководствуясь одному ему известными принципами. Но какова божественная логика, почему господь избирал Авеля и отринул жертву Каина? – Именно вокруг вопрошания о желании бога, пути которого для отца Иова, как и для всякого невротика, остаются за семью печатями, и строится его собственный фантазм. Аналогичным образом ведёт себя и отец Филарет, который идентифицируясь с отцом Анатолием, пытается узнать секрет истинной веры, следовать тем непонятным и двусмысленным знакам, которые даёт ему господь. «Пожар-то этот, думаю, знаком мне был, чтоб начал я подвижничество. Ты как считаешь?» – спрашивает он мнения отца Анатолия так, словно тот знает смысл произошедшего наверняка, осведомлён о желании бога. Как и отец Иов, Филарет стяжает знания (которое приписывает отцу Анатолию), он озабочен поиском бога и на этом пути он претерпевает ряд изменений, открывает для себя нечто новое, а потому мы можем наблюдать динамику развития этого субъекта. Открыть что-то новое может только тот, кто сомневается. Поэтому развитие оказывается возможным для отца Филарета именно потому, что у него нет достаточной уверенности относительно желания господа бога, нет постоянной связи ( ligio ) с богом; он говорит о себе: «Смерти испугался, маловерный. Не готов, значит, я к встрече с господом нашим. Испугался без покаяние перед смертью остаться. Добродетели во мне мало, а грехов много». Его вера недостаточна, он не чувствует себя объектом восприятия господа, не готов к этой встрече, поэтому он так чуток ко всяким двусмысленным знакам, поиск его продолжается так интенсивно и приводит его к важным открытиям. Тогда как для отца Анатолия невозможны ни сомнение, ни поиск, ни приобретение нового знания, поскольку все его открытия уже состоялись; его душевная структура обладает целостностью, она неизменна и косна.

Отец Анатолий заявляет о себе как богоизбранном человеке, знающем волю господа. Бог Анатолия, напротив, не обладает тайной, его воля очевидна (поэтому отец Анатолий без доли сомнения может заключить «боженька добрый, он поможет»), его желание имеет одно толкование, и сам отец Анатолий позиционирует себя как носителя откровения, святого старца и знатока господского желания, что и даёт ему право так безоговорочно подчинять своей харизме других людей, и братьев и мирян. Душевная реального другого человека не имеет для него значения, поскольку он уверен – и вера его абсолютна, в отличие от иных братьев – окончательно убеждён в том, что только он избран богом, он отождествляет себя с Авелем, тогда как другим отводит роль «завистников», которые могли бы намазать ручку его двери сажей. Механизм проекции работает таким образом, что свою собственную зависть он приписывает другим людям и направляет на себя: это не я завидую, это мне завидуют, как Каин завидовал Авелю. Об этом свидетельствуют его реплики: «Если злословят вас за имя христово, дух божий почиет на вас», «блаженны вы когда будут гнать и поносить вас и всячески неправедно злословить за имя мое». Иными словами, он представляет себя в образе оклеветанного, оболганного, изгнанного, претерпевающего мучения, а значит, являющегося носителем истинной веры, блаженного (т.е. испытывающего блаженство, и одновременно претерпевающего блажь, произвол другого). Но кто же может поносить и всячески неправедно злословить и производить эти гонения на отца Анатолия? – Только он сам. И наилучшим орудием этой травли является его собственная измышлённая вина, и отец Анатолия пользуется этой онструкцией наилучшим образом. Поддерживая представление о собственной греховности, претерпевая само-злословие и само-гонения (проецируемые на неких завистников) отец Анатолий создаёт для себя идеальные, блаженные отношения богом, связь с которым никогда не прерывается, и от имени которого, следовательно, может говорить только он один.

На предложение отца Филарета постричь его в схиму, отец Анатолий отвечает: «жил земной жизнью, живот свой от правосудия спасал, а теперь от всего отречься?» Действительно, он не может отречься от своего комфортного мира, где его считают святым и где никто не сможет отнять у него ни его ритуалов навязчивости, ни засаленной фуфайки, ни утреннего променажа за мёрзлым углём, ни столь необходимого ему чувства вины, – всех тех атрибутов отшельника, которыми отец Анатолий сам себя в обилии наделил. Грех – это и наиболее удобное алиби за ту трусость перед жизнью и бессилие что-либо в ней изменить, с другой стороны, он, действительно, не может отказаться от своей dolce vita , единственно удобоваримого способа компенсировать свою психотическую структуру посредством бредового новообразования.

Санкт-Петербург

27 января 2007

Дмитрий Ольшанский

психоаналитик (Санкт-Петербург)

+8 960 2487075

olshansky@hotmail.com

Голосование

Понравилось?
Проголосовало: 3 чел.

Ваш комментарий

Чтобы оставить комментарий, войдите на сайт под своим логином или зарегистрируйтесь

Комментарии

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Оостров это вызов который должен был состояться этому опиому для народа.А Лунгин это прекрасно подал!

валерий

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Дмитрий, странно, что не поняв и не прочувствова по-настоящему о чем идет речь вы предлагаете свой взгляд другим... это не о психоаналитике совсем...

муни

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Прочитал эту рецензию и не до конца понял позицию автора относительно главного героя, а также Иова и Филарета. Не увидел резюме (основных выводов) в конце. может автор закончит рецензию? было бы интересно...

Андрей

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

просто фильм в тему современной идеологии: правиславие, покаяние, русская идея самодовольных святош.

Gilbert

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

да, он сам и есть бес. чего только физиономия стоит: http://www.lenta.ru/news/2007/01/29/mamonov/

В.С.

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

А как же сцена изгнания беса?

Василиса

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Для меня это неожиданный комментарий. Главное, теперь я посмотрю фильм еще раз. Хочу понять, в чем и почему не согласна. Спасибо!

Елена

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Лучший фильм на эту тему,на мой взгляд.Лунгину удалось то, что неудавалось режиссерам со времен "Ассы",а именно показать внутренний мир человека,его влияние своей огромной внутренней силой на людей,заставляющего,именно заставляющего творить добро и этим лечащим души.Старая дзенская притча, в которой ученик сжигает древнюю будисткую книгу на глазах у своего учителя говорит о не привязанности к вещам.А разве отец Анатолий выбросил вещи Филарета из-за желания показать свое превосходство?И Филарет,не будучи психоаналитиком,поблагодарил его за это.Дмитрий, посмотрите еще раз этот фильм и желательно не профессиональным взглядом.С Уважением SunDay.

SunDay

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Психоанализ сродни паталогоанатомии. Препарирует мертвое и не имеет отношении к живому. Хорошее кино, в последние три года по моему мнению один из лучших.Вера, есть абсолютная уверенность в своей правоте, потому и могут подобные старцы совершать чудеса исцеления. Никогда вечно сомневающийся в себе и своей Вере человек не сможет никому помочь.

Феликс

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Как страшно, столнутся в с величием иного мира, как страшно только допустить мысль, о том, что твои знания - труха, твои труды и мысли - не более чем следы на песке, что выбраный путь - болотная тина. От таких страхов возникает неудержимое желание защищать свой песочный замок, во что бы то не стало нападать и крушить иной мир. Как сладко обвинять других в трусости и лилеить свое слабоумие. Фильм выходит за рамки мировозрения автора статьи. Никогда и не где англасакс не сможет осознать хоть бы малую долю православной культуры, какой-бы научный патенциал бы за ним не стоял. Нельзя, существуя в меркантильной плоскости, перепругнуть через планку духовного мира.

Денис Куликов

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

смотрел фильм и думал, почему все гуманисты так безжалостны к людям. почему желание сделать человечество лучше всегда реализуется такими гестаповскими методами, как у отца Анатолия?

most 2012-12-18 21:05:00

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Психоанализ известен своим упрощенным редукционистским подходом. В психологии есть и другие точки зрения. Религия вообще феномен очень сложный и не сводится к нескольким простым проэкциям и редукциям, хотя и они имеют место. Но то что религия - невротический феномен и глубоко религиозные люди в большинстве своем невротикии и пограничники - факт давно известный в психологии. Максим абсолютно прав, все герои фильма - абсолютная клиника, также как и большинство завсегдатаев храмов. Другой вопрос - насколько это плохо, в конце концов религия - веками отработаный способ для таких людей хоть как то скомпенсировать свои психозы и неврозы, найти приемлемый способ сглаживания внутренних конфликтов и конфликтов с реальностью. Хотя очевидно что разрешения этих конфликтов религия не дает, она лишь снижает уровень тревоги и внутреннего дискомфорта.

eon

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Я всегда считал психоаналитиков - первыми и главными пациентами клиник, созданных ими же. Данный перл является для меня убедительным подтверждением моей правоты. Еще ОШО говорил что всех их надо подвергнуть ментальной чистке и 40-дневному посту и медитации

Алеша

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

столь противоречивые отклики, от полного принятия и висхищения до категорического и яросного отрицания психоанализа, свидетельствуют о неординарности авторского видения.

филио

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

эта с статья написана с единственной целью пропиарить свое имя никому не известного психоаналитика на волне всем известного гениального режиссера.

max

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Очень интересный взгляд. Только что прочитал статью и скопировал себе на компьютер, чтобы перечитать ещё раз более внимательно и поразмыслить основательнее. Не со всем в статье согласен, но пока ещё "не переварил" и конкретно говорить не могу. Вчера прочёл статью Борхеса "Три версии предательства Иуды". Психология Иуды, идущего на предательство, согласно этой статье, как мне кажется, присуща и отцу Анатолию. Но воздержусь пока от суждений. Хотел лишь сказать, что это чудесно, что две эти статьи попались мне так - почти синхронно. Наводит на размышления. А тем, кто так яростно обрушился на Ольшанского, хотел бы заметить, что это дурной тон - спорить с профессионалом о предмете его профессиональной деятельности. А если уж решились, то подкрепили бы свои доводы какими-нибудь фактами и ссылками на авторов известных в сфере психологии и психоанализа. Ведь никто из возмущающихся не объяснились, какое отношение они имеют к психоаналитической науке, а наговорили столько и так резко, словно все проффесора и авторитеты. Так вот, ваши обвинения и доводы (если они имеются, многие обошлись вообще без всяких доводов)- голословны, и гроша не стоят. Просто люди, которые не способны осмыслить критически предмет своей страсти, в данном случае - феномен религиозности. Хочу добавить, что статья Ольшанского, по моему мнению, снежок, которая может вырасти в ком, который - суть психоаналитическое исследование религиозности даже такой известной личности, как Иисус Христос. Хотя, может это и слишком громко сказано...

Дмитрий

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

А детство у Вас Дмитрий все таки наверно было с психологическими травмами?

Anton

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Многие обвиняют автора в том, что он не следует сюжету фильма, точке зрения режиссёра, а предлагает собственную версию событий. Но именно в этом и состоит принцип психоанализа. Как правило, человек обращается аналитику с тем, что он знает все свои проблемы и понятия не имеет об их причинах. Хотя именно об этих причинах он сам же и говорят, не подозревая того. Как в известном фильме с Брюсом Уиллисом: «Я всё время вижу маленького мальчика, который бросается мне под ноги и не даёт и шагу ступить. А вообще у меня всё нормально, я не псих и не надо копаться в моём детстве!» Ему и в голове не приходит, что первое и второе как-то связано друг с другом. Не исключено, что ни Соболеву, ни Лунгину тоже в голову не приходят причины возникновения пситического симптома отца Анатолия, хотя они очень точно и детально его вырисовали: чувство вины за потерю высоко ценимого объекта (капитана) превращается в веру в Бога. И сценарист и режиссёр прекрасно иллюстрируют тезис Фрейда, что религия происходит из чувства вины.

Андрей Пленко

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Многие здесь, мне кажется, просто не понимают смысл творчества, а психоанализ – это тоже своего рода творчество. Зачем говорить про то, что есть? И про то, что и так понятно? – Идея режиссёра и так ясно вдалбливается любому, кто смотрит фильм. Намерение же Ольшанского состоит в том, чтобы показать то, чего ни Лунгин, ни Соболев не замышляли, но тем не менее из под их пера вышло. Бессознательное – на то и бессознательное, что даже сам режиссёр о нём не подозревает, но оно всюду присутствует в его произведении. К тому же оно не лежит на поверхности и при первом беглом взгляде не становится очевидным, поэтому и необходим такой скрупулёзный и внимательный анализ, который предпринимает автор статьи.

gaza

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

самое простое, что можно сделать с непонятной вещью - объявить её глупостью, а автора - сумасшедшим. сколько раз в истории так было? и гораздо сложнее - попытаться вникнуть и понять, что хотел сказать человек. это касается и самого психоаналитика дмитрия ольшанского и всех, кто его самого считает ненормальным.

Ms. Roi

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Забавное "бредовое новообразование" психоаналиитка Дмитрия Ольшанского))))

Dave

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Простите, но это просто смешно, анализировать и коментировать эту статью. Это не бред, не чушь и не что-то иное - это просто текст. Причем из области, что вижу (или прочитал где-то), то пою. Какое-то детское сочинение. Анатолий, совершив "плохой" поступок, хочет получить прощение, искупить свой грех. Но искупление не в том, что он живет так, как он живет (так получилось, он ничего не выбирал), а в том, что его душа не может освободиться отчувства вины. И только. Никакой радости и наслаждения от того, что он что-то кому-то советует он не получает. Он просто говорит, что видит (или автор противник ясновидения?). Более того, лично мне очевидно, что ему и вовсе хотелось бы ничего никому не говорить и никого не видеть. Анатолий свободен от всего и от всех, кроме тяжести в душе... за совершенное. Он практически стал Человеком Знания (если бы конечно смог и эту тяжесть отбросить. Почему бы нет?). Это его - то душевная структура неизменна и костна? :) Да каждое его общение с людьми - это поиск. И всегда это общение происходит по-новому. К сожалению основная масса священнослужителей как раз и говорит людям одно и тоже в похожих ситуациях. Типа - это грех, как в случае аборта. А может быть костным автор считает то, что Анатолий любит просто сидеть и смотреть с колокольни куда-то вдаль? По-мнению автора статьи, лучше бы он (Анатолий) помолился, причем, так, как "положено". Или перешел спать в келью. Вобщем стал бы как все. Человек должен быть свободным (и это касается не только привязанности к сапогам и прочем предметам быта, но и вообще любой привязанности, в том числе и в проявлении веры в Бога. Мне кажется именно это и хотели сказать авторы фильма.

Инна

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Вот в этом Вы ошибаетесь, Елена. Профессионализма и знания темы у меня предостаточно. А Вам бы стоило подучиться.Тогда с Вашей стороны было бы больше понимания сути происходящего. Ваши возмущения не несут никакой смысловой нагрузки. Уж поверьте, с Дмитрием Ольшанским мне беседовать было бы гораздо интереснее хотя бы просто потому, что ему присущи логика и стремление к профессионализму. Спорить с Вами я не буду просто потому, что спор наш с Вами будет просто беспредметен.

Эос

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

«Тем более не забывайте, что еще никто не отменял хорошего образования». – вот с этого и надо начинать, дорогой Эос, особенно когда берётесь судить профессионалов или говорить о вещах, в которых абсолютно ничего не понимаете.

Елена

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Познание Бога происходит через Откровение. Это суть любого пути, даже творческого. Само понятие "откровение" здесь даже не рассматривается. Надо примерно знать тему, в которой пытаешься плавать. Суть же нормальной работы с брошенными детьми - это обеспечение их матерью и отцом (в полном смысле этого слова). Вот и вся мудрая наука. А город городить на пустом месте - это просто трата времени. Тем более не забывайте, Максим и Елена, что чувственного восприятия творчества еще никто не отменял, равно как и хорошего образования.

Эос

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Может быть, здоровые люди и не говорят «отсебятины». Творчество – это всегда создание чего-то нового, чего раньше не существовало. Любое произведение искусства – своего рода отсебятина. Только кто-то в силу своего развития понимает новизну творчества, а кто-то считает это ненормальным. Вот нашла ссылку на не менее интересный отзыв, чем сама статья Ольшанского: obozrenye.ru/2007/04/03/zhenskoe_naslazhdenie_mezhdu_bogom_i_telom.html

Елена

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Я правда, не знаю, как должно пахнуть по-вашему психоанализ, а вот Дмитрий Ольшанский (если не знаете – почитайте в интернете) как раз и работает в благотворительных проектах с больными детьми, за которых не то что заплатить, – слова замолвить некому.

Максим

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Нет, здесь претензия на психоанализ. Правда, безграмотная претензия.

Эос

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Ни в одном учебнике по психологии подобной хрени не написано. Всё сказанное - плод больной фантазии самого Дмитрия Ольшанского. Ни один толковый психолог и ни один здоровый человек подобной отсебятины написать не может.

Евгений

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Да ну, какой там громко...Желание было заявить о себе, видимо, свои нереализованные наконец-то захотелось.. Ничего тут громкого нет, смешного - полно, а психоанализом действительно пахнет не так как то.. Если очень хочется поговорить о действительном смысле божественного - даже и не знаю, что посоветовать-то. Поработайте с брошенными детьми, что-ли, может быть, у Вас появится так необходмая Вам чувствительность, чувственность восприятия. Дело в Вашей ограниченности, большой ограниченности.

Эос

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Дмитрий, применение того же психоанализа к вашей статье говорит о том, что написана она либо "на заказ", либо "для самораскрутки". Повсеместно (!) внимание к вашему сочинению привлекается по строго определенной схеме - преподнесение ортогональной трактовки чему-либо, что всех сильно восхищает, и наоборот. Вся статья пропитана этой искусственностью и неискренностью, затмевая ваши доводы, выписанные из стандартных учебников по психологии. Вот почему у читателя остается осадок, что это - не честная, не "православная" статья, которая не имеет никакого отношения к самому фильму. Вам действительно удалось громко заявить о себе. Громко и дурно. Простите за откровенность.

Дмитрий Лыдов

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Независимый, профессиональный и очень ценный анализ фильма; без эстетских вздохов и православного морализаторства. Огромное число тех, кого зацепила Ваша статья - лушее свидетельство авторского таланта. А негативные перенос, как извеснто, весьма ценная часть психоаналитичесого опыта.

Павел Чумаков

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Ну и ну! какой бред."Психоаналитик", что с головой? Срочно к психоаналитику.

Лукашова Ирина Васильевна

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Спасибо, Дмитрий, повеселили нас своими фантазиями, очень весело было читать.Одно "но". Вначеле был вынесен отрывок, которого Вы и сами не поняли. А половина людей на сайте поняла. Почему так, а, психоаналитик?

Эос

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Да в этом фильме вообще всех лечить надо. Ни одного нормального человека. Начиная с фашистов, которые вопреки здравому смыслу взрывают целую баржу с углём, который во время войны на вес золото, и заканчивая мамашей, которая бросает ребёнка ради «аврала на работе» или бабкой, которая и вправду собирается ехать во Францию к мужу. – Они что ли нормальные? Или девица, которая благословения на аборт просит: если она верующая, то ей и в голову такое не придёт, а если не верующая – чего попёрлась в монастырь? Никакой логики. Не говоря уже про туповатого героя Дюжева, который всё служение Господу понимает на уровне завхоза из сельпо. Про отца Анатолия всё верно сказано, добавить нечего, только тут, кого ни возьми – сплошная клиника. И психозы здесь, и неврозы, и пограничные расстройства, и развёрнутый бред, и умственно отсталые. Одним словом, не фильм, а экранизация учебника по психиатрии. Таких людей и в жизни слишком много, поэтому стоит ли при помощи кино ещё больше увеличивать число больных?

Максим

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Я вижу, что автор не далеко продвинулся по пути самопознания, вероятно психоанализ не совсем подходящий для этого инструмент.

c-k-king

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Мне кажется, что психология - пока еще не наука. "Всякая наука настолько наука, насколько в ней математики". Увы ,пока нельзя построить сколько-нибудь приемлемую математическую модель человеческой психики (а можно ли вобще?). И каждое направление психологии разрабатывает свою схему - интересную, занимательную, и даже применимую... в некоторых случаях. Но попытки применить эту схему ко всем людям и ко всем проявлениям Человека приводят к нелепым результатам. Так и с Фрейдом, и с Юнгом, и прочими... Вполне возможно, теория о жертвах насилия, которые сами становятся насильниками, справедлива во многих случаях. Возможно, эта подоплека "наслаждения властью" просматривается у многих религиозных фанатиков. Но можно ли применять эту схему всегда и везде? Применима ли она к данному случаю? Думаю, что нет. Мне кажется ,что фильм все-таки о другом.

Антон

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Согласен с Еленой! Просто какое-то извращенное понимание сути фильма и за уши притянутое надуманное толкование внутреннего мира персонажей. Думаю, прочитав это, Лунгин много неожиданного узнал бы о своем фильме :-) Кроме того, Дмитрий, не нужно путать психоаналитику с верой, а уж тем более пытаться объяснить при помощи первой последнюю. На мой взгляд, это совершенно непрофессиональный подход и неблагодарное занятие. Это все равно, что измерять расстояние от земли до солнца на глаз.

Леонид

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Да, взгляд на фильм, конечно, неожиданный. Хотелось бы, чтобы посетители поделились своим впечатлением от этого, без сомнения, выдающегося фильма. Может быть, представители других школ психологии напишут свое мнение?

Редакция

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Все никак не могу посмотреть этот фильм. Отзывы настолько разные... А тема кино нужна на портале, хорошо бы продолжить ее.

Мариула

Дмитрий Ольшанский. Религия как наслаждение Бога

Ну и ну...Как же это у человека могут настолько наизнанку быть мозги... Не хотела бы я попасть к такому психоаналитику. Вот еще раз жизнь подчеркивает, насколько люди разные - и один и тот же мир каждый видит совершенно по своему.Сам фильм оставил в душе радужный свет, дуновение свежего ветра. Это конечно исключительно мое мнение, но, если сказать честно, читать статью просто неприятно было, буд-то цветок растоптали грубым и грязным сапогом. Раскрыт образ отца Анатолия крайне неправильно. Где же в нем "...место господина", "...зависть к нацисту, наслаждающемуся господину"? Спасибо что опубликовали данное произведение Дмитрия Ольшанского (все имеют право на мнение и высказывать его), остается надеяться, что его точки зрения придерживаются немногие. С уважением к редакции, Елена.

Елена